20 лет под властью Путина: хронология

Фонд по борьбе с коррупцией и другие организации, основанные политиком Алексеем Навальным, недавно подверглись атаке со стороны государства и, вне всяких сомнений, будут признаны экстремистскими организациями*. Режим Путина долгие годы использует антиэкстремистское законодательство против своих оппонентов – от религиозных организаций до журналистов. Последний выпад может навредить тысячам сторонников Навального.

 

Расплывчатые формулировки антиэкстремитского законодательства делают его эффективным орудием власти в борьбе с оппонентами и критиками. Фото: WikiMedia Commons.

 

«Неправомерный антиэкстремизм»

Действующий в России режим понимает экстремизм достаточно своеобразно, что хорошо иллюстрируют, например, такие факты: «Хезболла», чьей основной задачей является уничтожение государства Израиль, не является экстремистской организацией в России, в то время как Свидетели Иеговы давно подвергаются преследованиям как экстремисты, несмотря на мирный характер их верований.

К сожалению, нигде в мире не обходится без ненависти по мотиву национальности, расы, религии, сексуальной ориентации и иных подобных оснований, но разные страны борются с этой проблемой по-разному. В отличие от России в США нет понятия «экстремизма» и подобные действия подпадают под определение «преступлений на почве ненависти». Различия на этом не заканчиваются и помогают исключить в США преследование за мнение: если человек просто выражает свое мнение, в котором не содержится непосредственная угроза обществу, он не может быть наказан. Иными словами, для привлечения к ответственности за преступление на почве ненависти, он должен совершить реальное преступление. 

Россия идет по другому пути. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» перечисляет действия, являющиеся экстремизмом сами по себе вне зависимости от того, имеют они общественно-опасные последствия или нет. Необходимо подчеркнуть, что такие действия могут быть и насильственными, и ненасильственными. Среди них ожидаемо можно найти, например, насильственное изменение основ конституционного строя или нарушение территориальной целостности Российской Федерации; использование нацистской атрибутики или пропаганда фашизма; нарушение прав и свобод человека в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность.

В законе при этом фигурируют достаточно расплывчатые формулировки, такие как возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни. Даже если бы российская система правосудия была бы независимой и развитой, подобная расплывчатость вызывала бы большие затруднения в применении закона. В России же таких проблем нет: суды контролируются исполнительной властью, а дилема с расплывчатостью решается избирательным правоприменением, что делает закон удобным орудием в руках режима и гарантирует нужный результат.

Аналитическо-информационный центр «Сова», который многие годы занимается изучением практик по борьбе с экстремизмом, даже был вынужден придумать специальный термин – «неправомерный антиэкстремизм». Это понятие используется, когда антиэкстремистские меры применяют как прикрытие для нарушения государством гражданских свобод, наказания несогласных или тех, кто хочет избежать государственного контроля.

 

Преследование Свидетелей Иеговы 

В 2017 году Верховный суд России признал экстремистской организацией и запретил деятельность Свидетелей Иеговы в стране. Около 100 тысяч последователей учения были лишены права исповедовать религию по своему выбору. Само решение не стало неожиданностью, так как местные религиозные организации Свидетелей Иеговы преследовались за их якобы экстремизм в течение долгих лет.

В сентябре 2009 года Ростовский областной суд в своем решении о признании экстремистской организацией местного отделения Свидетелей Иеговы в Таганроге много раз повторил общие рассуждения про «высказывания, унижающие человеческое достоинство по принципу отношения к религии» и «элементы пропаганды исключительности одной религии над другой», что по мнению суда, «свидетельствует о наличии в них признаков возбуждения религиозной розни». Это только один пример, как расплывчатость антиэкстремистского законодательства используется для нападок на организации, которые российские власти считают нежелательными. Согласно правозащитникам, главная причина преследования Свидетелей Иеговы – улучшение статистики борьбы с экстремизмом силовиками, которое в конечном итоге происходит за счет членов религиозной общины. 

Но что конкретно прячется за этими формулировками? Например, суд ссылается на убеждения Свидетелей Иеговы, считающих, что истинные христиане не поклоняются иконам и крестам и не отмечают Рождество. Но что же в этом экстремистского? Любой мусульманин скажет, что христианство – ложная религия, нельзя поклоняться иконам и крестам и праздновать Рождество. Достаточно ли этого, чтобы рассматривать приверженцев ислама как экстремистов? Вполне нормально считать свою религию верной, а другие – ложными; признавать такой подход экстремизмом нелепо.

Суд так же указал, что тексты Свидетелей Иеговы демонстрируют негативное отношение к разным элементам традиционного христианства. Но ведь простая демонстрация негативного отношения к христианству тоже не делает людей экстремистами. Если встать на позицию суда, то любой атеист или агностик – экстремист. Более того, российский закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» сам устанавливает, что православие «играет особую роль в истории России», то есть фактически признает приоритет православия перед другими религиями. Разве это не демонстрация негативного отношения к другим религиям со стороны государства?

Другой пример неправомерного антиэкстремизма в том же решении Ростовского областного суда 2009-го года: суд обнаружил экстремизм и призывы к гражданскому неповиновению в утверждении Свидетелей Иеговы, что «Иисус не позволял заменять Божий закон человеческими традициями». Как доказательство экстремизма суд принял и заявления так называемых потерпевших о том, что публикации Свидетелей Иеговы и манера их распространения задевают религиозные чувства православных. Даже влияние различных верований супругов на их семейные отношения суд счел признаком экстремизма. На полном серьезе суд принял за доказательство экстремизма и показания предполагаемого потерпевшего, что его жена вместо приготовления еды, стирки и глажки тратила время на проповедование веры соседям

Вот на основании таких доказательств в 2009 году суд признал экстремистским местное отделение Свидетелей Иеговы в Таганроге и 34 единицы религиозной литературы. А уже на основании аналогичных решений в нескольких регионах России, Верховный суд признал экстремистским и ликвидировал всю организацию в 2017-м году. 

Как дела у Свидетелей Иеговы сейчас? Принадлежность к экстремистской организации сурово наказывается в России и влечет наказание от 2 до 6 лет лишения свободы. Проповедование – неотъемлемая часть жизни Свидетелей Иеговы – превратилось в терминах Уголовного кодекса РФ в «склонение, вербовку или иное вовлечение лица в деятельность экстремистской организации» (еще одно «преступление»), за что предусмотрено наказание от 4 до 8 лет лишения свободы. Как итог решения Верховного суда 2017-го года около 500 верующих обвинены в преступлениях экстремистской направленности просто за то, что они разделяют мировоззрение Иеговистов. 250 сейчас находятся за решеткой.

 

Удар по критикам режима

Негативное отношение к режиму все чаще рассматривается как экстремизм. Такой подход становится очевиден при анализе дела псковской журналистки Светланы Прокопьевой 2020 года. Размышляя о причинах действий подростка, который взорвал себя в приемной ФСБ в Архангельске, Прокопьева обвинила в трагедии политику государства. Суд же назвал критику государства оправданием терроризма и осудил журналистку. Теперь она числится в официальном списке террористов и экстремистов Росфинмониторинга (борется с отмыванием денег и финансированием терроризма).

В ближайшее время участь Свидетелей Иеговы ждет Фонд по борьбе с коррупцией и другие организации, созданные Алексеем Навальным. ФБК представлял собой растущую угрозу режиму, вскрывая факты коррупции, в то время как региональная сеть штабов являлась источником кадров для оппозиционной деятельности. Государство тщательно и последовательно преследовало эти организации и ее сотрудников, а после заключения под стражу Алексея Навального в этом году решило переключиться и на тех, кто поддерживает Фонд. 

В апреле Прокуратура города Москвы обратилась в Московский городской суд с иском о признании Фонда и региональных штабов Навального экстремистскими организациями. Основания иска до конца не известны, так как прокуратура ссылается на секретные материалы, которые якобы доказывают экстремизм Фонда. Прокуратура заявляет, что «под прикрытием либеральных лозунгов» организации пытались изменить основы конституционного строя, в том числе, «с использованием сценария “цветной революции”». У автора нет никаких сомнений, что суд сделает так, как просит прокуратура

Обвинения прокуратуры смехотворны: якобы ФБК через свои расследования коррупции покушался на основы конституционного строя России. Но всем, поддерживающим Фонд, не до шуток: после признания его экстремисткой организацией не только работа, но и волонтерство в нем окажется вне закона. Более того, тысячам людей будет грозить уголовная ответственность за финансирование экстремистской организации. 

Более того, режим на этом не остановился: в экстренном порядке на рассмотрение Госдумы внесен законопроект о ретроспективном запрете сотрудникам, волонтерам и жертвователям экстремистских организаций (читай, ФБК) выдвигать свои кандидатуры на выборах. Самое отвратительное, что даже несмотря на наличие в Конституции РФ статьи 54, которая запрещает придавать обратную силу закону, устанавливающему ответственность, закон все равно будет принят, а Конституционный суд, прикрываясь борьбой с экстремизмом, найдет способ объяснить законность такого очередного урезания прав граждан.

 

Игорь Слабых – юрист и менеджер с 18-летним стажем работы в России и США; закончил юридический факультет Московского государственного открытого университета, также имеет степень Legum Magister (LLM) школы права Университета Джорджа Вашингтона.

 

* Updated: 9 июня суд действительно признал организации Алексея Навального экстремистскими.

Аналитика

Мнения

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.