20 лет под властью Путина: хронология

17 ноября депутат от «Единой России» Дмитрий Вяткин внес на рассмотрение Госдумы два законопроекта, предусматривающие ряд ограничений протестной деятельности в России. Новые требования усложнят процедуру согласования митингов и выбора допустимых мест для их проведения, а также внесут некоторые акции (одиночные пикеты и флэшмобы) в категорию регулируемых «публичных мероприятий». Эти нововведения еще больше сузят и без того скромные возможности россиян выражать свой протест.

 

Москва, Болотная площадь, 6 мая 2015 г. Одиночный пикет Александра Рыклина закончился через несколько секунд после его начала: журналист был задержан полицией. Фото: Wikimedia Commons.

 

Право «мирно собираться» (свобода собраний) гарантируется статьей 31 Конституции РФ. Однако это право де-юре и де-факто жестко ограничивается федеральным законодательством, многочисленными региональными и местными нормативными актами и непрозрачной бюрократической системой. В мартовском докладе ИСР о протестных тенденциях отмечалось, что в российском законодательстве «существует целый ряд норм, предусматривающих наказание за участие в несанкционированных акциях и усложняющих процедуру согласования публичных мероприятий». Организация несанкционированного митинга и участие в нем могут повлечь за собой крупный штраф, административное задержание и даже уголовное преследование. Несанкционированные акции также агрессивно разгоняются ОМОНом. 

Риски, связанные с участием в несанкционированных митингах, означают, что необходимой мерой для обеспечения безопасности их организаторов и участников становится санкционированность мероприятий. Один из законопроектов, выдвинутых «Единой Россией» 17 ноября, усложняет и без того запутанный процесс по получению разрешения, добавляя новые требования к тем, что уже прописаны в федеральном законе 2004 года «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Так, сейчас организаторам необходимо уведомить местные власти о проведении митинга не более чем за 15, но менее чем за 10 дней до мероприятия. Уведомление должно содержать в себе общую информацию о мероприятии (дата, время, место, примерное количество участников), тип мероприятия и его цель, имя и контактную информацию организаторов, планируемые меры по соблюдению общественной безопасности и оказанию своевременной медицинской помощи, а также данные об использовании звукового оборудования. 

Формально речь идет не о получения «разрешения» от властей, а для их «уведомления» о том, что граждане намерены воспользоваться конституционным правом на мирные собрания. Но, как отмечает «ОВД-Инфо», на деле власти используют данную практику для отказа в проведении митинга, ссылаясь на якобы неправильную информациию, указанную в уведомительном заявлении. Поводами для отказа могут послужить дата отправки заявления, неверно определенный тип мероприятия (из-за размытых определений пикета и протестного марша), «противоречащие Конституции элементы» или тот факт, что дата митинга совпадает с якобы уже согласованным другим мероприятием, запланированным на том же месте в то же время – например, с уборкой улиц или ремонтными работами.

Если законопроект будет принят, организаторам теперь придется дополнительно включать в уведомительное заявление данные о своих банковских счетах. Эта информация не только не нужна (большинство протестных мероприятий не требуют масштабных затрат или сбора средств), но и может быть использована властями для подтверждения официального нарратива о том, что протесты якобы необходимо финансировать и что они проплачиваются «антироссийскими силами» – Джорджем Соросом или Хилари Клинтон. Также можно предположить, что ссылка на неполную или неверную информацию о банковских счетах станет еще одной причиной для отказа в проведении митинга, а раскрытие личной финансовой информации может быть использовано для более пристальной слежки за действиями организаторов протестов.

Кремль постоянно находит новые способы ограничивать возможности граждан по выражению протеста и выдвижению требований к властям. Правовое пространство для протестов в России стремительно сужается

Второй законопроект также внесет поправки в закон 2004 года, запретив проведение протестов вблизи отделений экстренных служб – полиции, МВД, ФСБ. Эти меры якобы обоснованы заботой властей об общественной безопасности, но ограничение  допустимых мест для проведения протестов – еще одна известная и проверенная тактика подавления свободы собраний. Как указывает «ОВД-Инфо», в 76 регионах России публичные мероприятия запрещены вблизи от школ, больниц, религиозных и военных объектов. Многие из региональных законов, как отметил в начале лета Конституционный суд РФ, весьма расплывчаты: например, в их положениях могут отсутствовать причины для запрета или точное расстояние, которое протестующие обязаны соблюдать в отношении запретного объекта.

Законопроект также затронет две остававшиеся доступными формы протеста – одиночные пикеты и флэшмобы. На данный момент одиночные пикеты, в ходе которых люди собираются перед выбранным заранее местом, чтобы поодиночке и на расстоянии не менее 50 метром друг от друга молча демонстрировать плакаты с теми или иными лозунгами, не требуют заблаговременного уведомления властей. Благодаря их неформальности и простоте организации, одиночные пикеты стали популярнейшей формой политического самовыражения в России. Когда принять участие в одиночном пикете хотят сразу несколько человек, они формируют специальную очередь, чтобы все желающие смогли выразить свой протест, не нарушая при этом законов, правил общественного порядка и не препятствуя пешеходному и автомобильному движению.

Именно эту практику – ожидание в очереди для участия в одиночном пикете – законопроект предлагает определить как «публичное мероприятие» и таким образом перевести в категорию мероприятий, требующих заблаговременного согласования с властями. В соответствии с законопроектом, «одновременное массовое присутствие или движение людей в общественных местах» также будет считаться публичным мероприятием, требующим согласования с властями. Эта формулировка имеет прямое отношение к флэшмобам, которые в России используются как для поддержки отдельных преследуемых лиц, так и для привлечения внимания к общественно-политическим проблемам, как, например, права ЛГБТ+. Целями законопроекта несомненно являются прекращение этих двух практик, к которым сегодня по сути сводятся возможности протеста для россиян, и их включение в бесконечно расширяющуюся сеть правил и запретов, ограничивающих и без того микроскопическое пространство для политического самовыражения. 

Несмотря на живучий миф о том, что россияне пассивны и не склонны участвовать в протестах, демонстрации в России не являются редким или бесполезным явлением. Как показали события прошлого лета в Москве, десятки тысяч людей идти на риски оказаться избитыми и арестованным ради участия в протесте, пусть даже несанкционированном. Эффективность недавних экологических протестов в Архангельске и республике Башкортостан, приведшим к уступкам со стороны и местных, и федеральных властей, произвела впечатление на многих наблюдателей. 

Кремль постоянно находит новые способы ограничивать возможности граждан по выражению протеста и выдвижению требований к властям. Правовое пространство для протестов в России стремительно сужается. Но, как показали протесты в Хабаровске, продолжавшиеся более 100 дней, ограничений доступных видов публичных мероприятий оказывается недостаточно, чтобы заглушить голоса людей.

Яна Гороховская — политолог, исследователь гражданского общества и региональной политики в России. В 2016-2019 гг. постодокторант программы по изучению российской политики в Институте Гарримана (Колумбийский университет).

Перевод текста: Елизавета Агаркова.

Россия под властью Путина

Подписавшись на нашу ежемесячную новостную рассылку, вы сможете получать дайджест аналитических статей и авторских материалов, опубликованных на нашем сайте, а также свежую информацию о работе ИСР.